Главная » Научные исследования, Страны мира

Охота на ведьм – культурный аспект или экономический мотив?

13 августа 2014

В Танзании постоянно устраивают «охоту на ведьм»: с 2005 по 2011 годы в стране были казнены около 3 тыс. человек, подозреваемых в колдовстве. Как отмечается в информации, распространенной кенийским Центром по защите прав человека, в основном это пожилые женщины. Такие сообщения с африканского континента приходят очень часто и лишь немногие задумываются, откуда столько ведьм в 21 веке и почему именно в голодных африканских регионах?

 

Район Меату находится в эпицентре безумной охоты на ведьм в Танзании, в Меату не менее половины всех зарегистрированных убийств приходится именно на убийства “ведьм”. Во многих районах Африки на ведьм сваливают все напасти и бедствия: проблемы в хозяйстве, падёж скота, засуху, голод. А если несчастье случилось по вине ведьмы, вполне логично, что уничтожив ведьму можно положить конец их проклятиям, которые, вне всякого сомнения, и являются причиной всех бед. В танзанийских деревнях люди, от которых отвернулась удача, начинают лихорадочно соображать, кто же в их ближайшем окружении наслал на них порчу или как-то по-иному предал их проклятию.

 

Ведовство в Африке – преступление, исходящее от ближнего и направленное на ближнего, — большинство обвинений выдвигается близкими людьми: членами семьи и друзьями. Нидерландский антрополог Петер Гешире называет африканское ведовство “оборотной стороной родства”, поскольку обвинения и расправы очень часто происходят буквально в кругу семьи. Чаще всего жертвами ужасного самосуда над предполагаемыми ведьмами становятся бабушки и старые тётки, их убивают ударом мачете по голове, шее или плечам. Те же, кому удаётся убежать от расправы, прячутся в зарослях кустарников и, в конце концов, умирают под палящими лучами солнца. Если очень повезёт, они иногда добираются до близлежащего города – и влачат нищенское бездомное существование. Коль скоро на женщину пало подозрение в ведовстве, никто из её односельчан не рискнёт даже приблизиться к ней. Бегство, как правило, не спасает: старуху, в одиночку путешествующую по Танзании, немедленно заподозрят в том, что она разоблачённая ведьма, укрывающаяся от расправы. В традиционной религиозной системе ведьма – враг народа: она способна причинить какой угодно вред и даже убить, поэтому её необходимо как можно скорее уничтожить.

 

Ведьмы, спасённые от смерти, в Папуа Новая Гвинея

Ведьмы, спасённые от смерти, в Папуа Новая Гвинея

 

Самое поразительное, что большинство жертв охоты на ведьм в Танзании до совершения страшной расправы пользовались среди односельчан репутацией вполне добропорядочных женщин. Убийство ведьм – классический пример преступления по сговору, и все попытки местных властей расследовать такие злодеяния, как правило, заходят в тупик.

 

В 1987 году район Меату посетил тогдашний президент Танзании Мвиньи с целью положить конец убийствам ведьм. Он обратился к согражданам:”Вы убиваете ни в чём не повинных женщин, порой собственных матерей, бабушек или других родственниц, всю жизнь заботившихся о Вас. Каким образом могли они вдруг превратиться в ведьм?” Однако никто в Меату не внял его призывам, и охота на ведьм продолжается там до сих пор.

 

Почему в Меату так много ведьм?

 

Танзания на настоящий момент – одна из беднейших стран мира, а Меату – один из беднейших районов Танзании, он расположен в зоне полупустынь. Жизнь в Меату очень тяжёлая даже в самые благоприятные времена, а уж когда случается засуха или наводнение – земля и вовсе ничего не производит. В 1998 и 1999 годах Меату постиг тяжелейший голод, и десятки тысяч человек были вынуждены оставить свои дома и отправиться на поиски пищи и воды. В таких случаях суровые законы выживания ставят под удар самых слабых и “бесполезных”, в первую очередь, пожилых женщин.

 

Группа исследователей проанализировала ситуацию в 67 деревнях Меату и выяснили все “ведьмы”, которые пали жертвами расправ, были в преклонном возрасте, а их семьи относились к категории “беднее среднего”. Именно они – имеющие меньше всего земли, скота и имущества вплотную столкнулись с той убийственной арифметикой выживания, в основе которой множество ртов и крайне скудные пищевые запасы.

 

В хронике убийств прослеживаются определённые закономерности. Расправы с ведьмами заметно учащаются в те годы, когда погодные катаклизмы вызывают неурожай и положение крестьян становится бедственным. В “нормальные” с точки зрения количества выпадающих осадков годы в одной деревне в среднем убивают одну ведьму за 13 лет. А вот в годы засухи и наводнений на одну деревню приходится уже по одному убийству на каждые 7 лет. В 1998 году, когда страну постиг ужасный голод, убийств было почти в три раза больше, чем в 2000 году, когда дожди обеспечили неплохой урожай. Учтите, что в деревне, где каждые 7 лет убивают по старухе, живёт всего-то семей четыреста. Получается, что из каждой тысячи женщин старше 50 лет ежегодно убивают двух ведьм. Это почти в четыре раза превышает общую численность убийств в Колумбии в разгар нарковойн 1990-х. Все эти подсчёты должны заставить нас задаться вопросом: какие ещё явления, на первый взгляд представляющиеся “культурными” или “религиозными”, имеют глубоко спрятанную экономическую подоплёку?

 

К сожалению, убийства ведьм происходят во многих странах: Гана, Кения, Мозамбик, Уганда, Зимбабве, Боливия, ЮАР и даже в сельских районах Индии. Подобно старым женщинам, малые дети тоже представляют собой обузу для семьи. С одной стороны, понятно, что со временем, повзрослев, они, возможно, внесут свой вклад в домашнюю “продуктовую корзину”, но, с другой стороны, насущные потребности борьбы за существование могут заставить семью пожертвовать самым юными. Детей также могут объявить в колдовстве и ведовстве. В наши дни в Анголе и Конго детей очень часто избивают, изгоняют или убивают на основании именно таких обвинений. Стоит подчеркнуть: вера в сверхъестественное могущество ведьм основана на принципе экономической целесообразности. Доведённые до отчаяния семьи цепляются за версию, будто дети-колдуны крадут жизненные силы у своих близких, используя эту версию как оправдание действий, о которых страшно даже помыслить: в тяжёлой экономической ситуации они убивают или выгоняют из дома своих детей.

 

Между прочим, не исключено, что в основе салемских судебных процессов над ведьмами, проходивших в 17 веке в штате Массачусетс, тоже лежали экономические мотивы — ведь суд вершился в самые холодные и наиболее тяжёлые с экономической точки зрения годы. Если бы те самые девочки из города Салем, со странной болезни которых всё началось, ели регулярно и досыта, им, скорее всего, не почудилось бы, что вокруг полным-полно ведьм.

Можно ли спасти “ведьм”?

Что можно сделать, чтобы прекратить охоту на ведьм? Группа исследователей побеседовав с танзанийцами из самых разных общественных слоев, с удивлением обнаружила, что никто из них не имеет малейшего желания предпринимать хоть какие-то попытки спасти несчастных ведьм. Большинство жителей Танзании верят в ведьм, или, во всяком случае, верят в то, что убийство ведьмы может спасти их деревню от грядущих напастей. Роль экономической составляющей в феномене охоты на ведьм является основной, но верования, что смерть ведьмы спасёт от проблем, настолько сильны, что никакие доводы не могут изменить укоренившиеся стереотипы. В одной из бесед деревенский голова с леденящим безразличием показал на дом в конце улицы, где буквально неделю назад ведьму до смерти забили мотыгой.

 

Можно ли хоть что-то сделать в ситуации, когда даже власти не намерены решать проблему охоты на ведьм? Если расправы с пожилыми женщинами в значительной мере являются результатом рационального экономического расчёта, то необходимо изменить баланс соображений, которыми руководствуются убийцы. Первое, что приходит в голову, предоставить пожилым женщинам регулярно выплачиваемую пенсию. В таком случае бабушки и тётушки перешли бы из разряда досадного балласта в категорию ценных членов семьи, жизнь и здоровье которых выгодно домочадцам. Именно к такой политике прибегли в ЮАР, и тамошние старухи, безусловно, благодарны правительству за ежемесячные пенсии. Когда в начале 1990-х годов в стране были установлены ежемесячные пособия для пожилых людей, убийства ведьм прекратились. Назначение подобных пенсий по старости в Танзании и в других регионах Африки могли бы защитить нищих старух. Это очень эффективный, но в то же время очень дорогой способ и многие страны не могут себе этого позволить.

 

Но в районе Уланга на юге Танзании с этой проблемой, судя по всему, сумели справиться без каких бы то ни было пенсий и вообще без помощи со стороны государства. В Уланге женщин обвиняют в ведовстве также часто, как и в Меату, и тем не менее убийств на этой почве практически не встречается. Жизнь в Уланге так же сурова, как и в Меату, стало быть, вышеописанные экономические факторы должны, казалось бы, провоцировать население на те же акты насилия. Почему же этого не происходит?

 

Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо обратиться к практике народных целителей. Институт целительства – это ещё один феномен, на первый взгляд, не поддающийся рациональному анализу с точки зрения “затраты-выгоды”. Именно он обеспечивает систему социальной защиты пожилым женщинам. В Уланге есть несколько известных народных целителей, которые предоставляют обвинённым в ведовстве людям помощь. В голодном 1990 году самый авторитетный целитель принимал в своём лагере до 40 человек в день. Целители “очищают” женщин от всех их прошлых “ведовских” грехов: проводится особая церемония, во время которой тела и головы бывших ведьм полностью обривают, а потом на их лысые головы толстым слоем наносят специальный “антиведовской” целебный состав.

 

После совершения очистительного обряда, и, скорее всего, после того, как экономические тяготы хоть немного смягчаются, женщинам позволяют с миром вернуться домой, они публично “излечены” от ведовства. Когда спасённые женщины и их семьи смогут себе это позволить, они принесут целителям дань благодарности за оказанное благодеяние – и эти деньги обеспечат пищу и приют следующим несчастным “ведьмам”. Если оставить в стороне ритуальную сторону дела, несложно убедиться, что всё это очень похоже на своеобразную форму страховки или кредитного соглашения: богатые целители (а это ремесло в Африке очень прибыльное) в тяжкие времена поддерживают бедных старух, а те впоследствии возвращают им долг.

 

Во многих бедных странах старым людям необходима социальная защита, но никто не пытается и не заинтересован решить основную проблему, выражающуюся в виде засух, наводнений и голода, а ведь именно из-за подобных бедствий калорийный баланс бедных семей оказывается за гранью критического. Чтобы по-настоящему раз и навсегда решить эту проблему, необходимо помочь неимущей семье выжить в трудные времена, обеспечив ей страховку от погодных катаклизмов – вечных врагов всех бедных аграрных стран. Это позволит крестьянским семьям сохранить свои ресурсы даже в самые неблагоприятные годы – и у них не будет никакой необходимости избавляться от матери или тётушки, или кого бы то ни было ещё.

 


Подписаться на рассылку

RSS

2 комментариев на “Охота на ведьм – культурный аспект или экономический мотив?”

  1. дима:

    Какой смысл статьи? Дети, которые убивают своих родителей, хуже животных.

    • Igor:

      Причины, по которым была опубликована статья две:
      1) Рассказать людям о том, что голод сводит людей с ума и даже сегодня в “сытом” мире многие голодают, но мы только слышим об этом, но плохо понимаем как это!
      2) Показать, что за магическими, не очевидными вещами, часто стоят вполне логичные мотивы и никакой мистики в них нет.

Оставить комментарий