Главная » Экономические прогнозы и аналитика

США и Европа не планируют жить по средствам. Что будет с белорусской экономикой?

27 марта 2012

Доступен новый прогноз на 2012 год: Обзор экономической ситуации и основные сценарии развития в США, Еврозоне и России. Прогноз развития экономики Беларуси на 2012 год

 

Аналитики группы независимого риск-мониторинга Валентин Горошко и Игорь Чеботарёв рассказывают о ситуации, сложившейся в мировой экономике, и перспективах развития белорусской экономики в интервью Белорусскому деловому порталу.

 

Валентин Горошко, риск-менеджер, аналитик срочного рынка, аспирант кафедры экономической кибернетики БГЭУ:

 

В.Г.: Мы анализируем устойчивость Беларуси к внешним и внутренним шокам через формирование вероятностных сценариев. При этом используем принцип сверху-вниз: от США, ЕС и России – к Беларуси. По сути, речь идет о вертикальной иерархии мировой экономики, в которой Беларусь, вместе с другими малыми странами, находится в самом основании пирамиды. События на более высоких этажах неизбежно отражаются на нашей стране, а единственная возможность реагирования, которая имеется у Беларуси – выбор стратегического партнера между ЕС и РФ. Поскольку сегодня этот выбор очевиден – очевидно и связующее звено между глобальными и локальным сценариями. Это – показатели торговли Беларуси с РФ в рамках Единого экономического пространства.

 

– Давайте начнем с вершины этой пирамиды. Под влиянием событий в Европе новости из США отошли на второй план. Может быть, зря?

 

Игорь Чеботарев, проект-менеджер, аналитик фондового рынка, бизнес-тренер по ситуационному моделированию:

 

И.Ч.: После острой фазы кризиса в 2008 году США эмитировало столько новых денег, сколько хватило бы Америке для нескольких годовых бюджетов со всеми их войнами, базами, авианосцами и многочисленными программами поддержки малоимущих. С начала 2012 года ЕС поступает аналогично: за несколько дней в банковскую систему поступает более триллиона евро «новорожденных» денег. В Беларуси подобная политика мгновенно привела бы к гиперинфляции. В США и ЕС, в силу масштаба их экономик, гиперинфляция запаздывает. Поэтому власти США продолжают создавать деньги из ничего (пусть и с меньшей скоростью), поддерживая внутренний спрос и высокий уровень жизни. Но цена на нефть взбирается по эмиссионному тренду, который сформировался еще в 2009 году, и вскоре достигнет предкризисных значений, неминуемо вызвав всплеск инфляции по всему миру. Регуляторы США это понимают, однако выбор у них невелик.

 

– Но варианты остаются?

 

В.Г.: Мы выделяем три сценария с горизонтом до двух лет. Первый – «гиперинфляционный»: потолок госдолга поднимается автоматически. Включается перманентный выкуп облигаций. Доллар девальвируется в несколько раз. Процентная ставка вырастает до 40–60%. А далее – банкротства предприятий, взрыв безработицы, коллапс крупнейших банков, ипотечных компаний… Второй сценарий – «инфляционной пульсации». Периодически, когда рост безработицы и отток капитала становятся слишком заметными – включается печатный станок. В этот период темп инфляции увеличивается. Иностранные кредиторы получают все более дешевые доллары. Себестоимость американской продукции снижается, что открывает дорогу к увеличению экспорта и снижению отрицательного торгового сальдо. Третий сценарий – «болезненного исправления дисбалансов». Эмиссия применяется точечно, когда возникает угроза всей государственной системе (например, при опасности банкротства очередного системообразующего банка уровня Lehman Brothers). Расходы на социальные программы сокращаются. Идет поиск любых свободных ресурсов: репатриация капитала, приватизация госсобственности, сворачивание внешних программ (в основном, военного присутствия). Отрицательное торговое сальдо сокращается за счет скрытого протекционизма (повышения требований к качеству азиатских товаров до европейских и американских стандартов). Увеличение уровня безработицы и снижение потребительских расходов ведет к замедлению роста ВВП и бегству капитала, существенному росту политических рисков.

 

– Какой из этих сценариев, на ваш взгляд, наиболее вероятен?

 

И.Ч.: Инфляционной пульсации, т.к. он дает надежду исправить дисбалансы без критических рисков для власти.

 

– Из Европы сегодня приходят невеселые новости…

 

В.Г.: Самое плохое, будем надеяться, уже произошло: фактический дефолт Греции и отказ по выплате страховок CDS. Мы получили опасный прецедент: практика списания долгов может стать повсеместной. Но регуляторы пытаются купировать риск повторения дефолтов через совершенствование правовой базы ЕС.

 

И.Ч.: Статистические индикаторы продолжают ухудшаться и, скорее всего, экономика ЕС погрузится в рецессию уже во втором квартале 2012 года. В иные времена это вызвало бы потрясения в регионе, но на фоне долгового кризиса рецессия уже не так опасна. Слабость бюджетных балансов и беспрецедентный размер долгов дают практически беспроигрышный шанс спекулянтам. Продавая облигации, они тем самым поднимают доходность на новые уровни, обслуживание которых вызовет потребность в еще больших долгах.

 

В.Г.: Сегодня руководству ЕС приходится балансировать между тремя рисками: неуправляемого дефолта, рецессии и галопирующей инфляции. Исходя из этого, мы выделяем два базовых сценария ЕС. Первый – «эмиссионный». Эмиссия позволяет снизить госдолг стран еврозоны, и, в краткосрочной перспективе, отодвинуть падение уровня жизни. Однако в среднесрочной перспективе проблемы «продовольственно-туристических» стран перекочуют в «высокотехнологичные» страны. Если рассматривать эмиссию в виде общеевропейских долговых облигаций, то можно ожидать рост социальной напряженности в Германии и Франции, долги которых уже превысили 80%. Рано или поздно ЕС придется принимать более радикальные решения по выходу из эмиссионно-долгового кризиса.

 

И.Ч.: Второй европейский сценарий – «тотальный секвестр». Жесткое ограничение расходов при точечной эмиссии евро с высокой вероятностью приведет к расколу еврозоны. Испания, Греция, Португалия введут национальную валюту, обесценив ее настолько, чтобы подстегнуть экспорт продовольственных товаров и увеличить объем туристических услуг. Также они смогут отказаться от всевозможных квот, действующих в данный момент. Обесценивание национальной валюты приведет к снижению уровня жизни и серьезным социальным протестам, вплоть до смены политического строя в ряде европейских стран.

 

В.Г.: В целом мы предполагаем развитие по первому, эмиссионному варианту до конца осени 2012 года. Далее прогнозировать не имеет смысла: нынешняя ситуация уникальна и крайне нестабильна.

 

– Россия уже хорошо встроена в мировую экономику, а с вступлением в ВТО – будет встроена еще лучше…

 

В.Г.: Россия, в числе других сырьевых экономик, станет бенефициаром от поступающих эмиссионных средств из США и ЕС. Умеренно-оптимистичный сценарий (предлагаемый в качестве основного для разработки параметров федерального бюджета на 2012–2014 годах), предполагает относительное повышение конкурентоспособности российской экономики и улучшение инвестиционного климата при умеренном увеличении госрасходов на развитие инфраструктуры и человеческого капитала. Для его осуществления мировая экономика должна расти не меньше, чем на 3,5–4,0% в год при колебании цен на нефть марки «Urals» в диапазоне от $97 до $101 за баррель (что примерно соответствует $107–115 по марке Brent). Консервативный сценарий предполагает сохранение низкой конкурентоспособности отечественного производства по отношению к импорту и отсутствие притока капитала на фоне медленного восстановления инвестиционной активности и сокращения госрасходов на развитие. Российский Минфин, мнение которого мы разделяем, также рассматривает два негативных сценария. Так, ухудшение динамики мировой экономики без возобновления рецессии вызовет снижение к 2013 году цен на нефть до $80 за баррель, а с возобновлением рецессии – до $60. Умеренно-оптимистический сценарий нам кажется наиболее вероятным.

 

В чем вы видите экономическую суть процессов, происходящих сейчас внутри Беларуси?

 

В.Г.: В 2011 году произошла коррекция экономики через девальвационный механизм. Импорт потребительских и инвестиционных товаров резко сократился в пользу более дешевых. Девальвационный эффект позволил если не расширить экспорт по всем статьям, то, по крайней мере, предотвратил дальнейшее падение. Однако комплексный анализ позволяет с уверенностью утверждать, что негатив от коррекции торгового баланса – слишком велик и, скорее всего, не будет компенсирован даже в среднесрочной перспективе. Действительно, по параметрам внешнеторгового баланса экономика Беларуси приблизилась к концу 2007 – началу 2008 года. Дефицит торгового баланса в 2011 году составил 9,2% от ВВП против 10% в 2007 году, а сальдо на конец года снизилось до $5 млрд (против $4,5 млрд в 2007-м). Но какой ценой? Внешний долг достиг 60% от ВВП (против 28% в 2007-м), а размер выплат по долгу составил $5,4 млрд (против $4 млрд в 2007-м). Сокращение ВВП ухудшило нагрузку на экономику по обслуживанию долга до исторического максимума в 11,5%. Ставка базового процента в экономике выросла в четыре раза, темпы инфляции – в девять раз.

 

И.Ч.: А заработная плата, по отношению к торговому сальдо и ВВП, «откатилась» еще на целый год назад и составила в долларовом эквиваленте $280–300. Это почти втрое меньше средней зарплаты по России, что уже привело к резкому оттоку рабочей силы в РФ. С одной стороны, это снимает социальную напряженность и обеспечивает приток валюты в страну. Однако долгосрочные последствия такой политики хорошо видны по крупным городам Прибалтики: отсутствие творческого потенциала в бизнесе, стагнация рынка жилья, отток молодого трудоспособного населения.

 

В.Г.: И еще один важный параметр системы: снижение диверсификации рынков сбыта. 40–45% экспорта Беларуси составляют нефтепродукты, калийные удобрения и черные металлы (за январь-октябрь 2011 года – 42,6% от общего объема экспорта). Что это означает в условиях безальтернативной интеграции с РФ? Россия становится не только главным потребителем белорусского экспорта, но и «внешним управляющим», поскольку устанавливает отпускные цены для Беларуси на нефть и нефтепродукты, которые регулируют уровень рентабельности экспорта нефтепродуктов. К примеру, за январь-октябрь 2011 года средняя закупочная цена нефти составила $465, нефтепродуктов – $614. При этом экспорт нефтепродуктов из Беларуси осуществлялся по цене в $805, что делало убыточным работу ключевой отрасли-экспортера. Если еще добавить регулирование цены на газ, то можно однозначно утверждать: в 2012 году Беларусь является независимым и суверенным государством только де-юре, а де-факто переходит в полную экономическую зависимость от России. Белорусский рубль превращается в производную от российского рубля, причем с отрицательной составляющей. Ведь для обеспечения конкурентоспособности экспорта рубль должен всегда отставать по темпам своего укрепления в периоды экономического благополучия РФ и должен значительно сильнее девальвироваться в периоды экономического спада в РФ. Для этого у правительства остался последний рычаг – эмиссионный.

 

– Каков наиболее вероятный сценарий развития событий в РБ в 2012 году?

 

В.Г.: Если регуляторы США и ЕС выберут стратегию эмиссии, то большая часть 2012 года пройдет в рамках растущих мировых цен на основные сырьевые товары, особенно на энергоносители. Это существенно расширит доходы РФ и увеличит масштаб номинального импорта. Часть этого импорта – потенциал Беларуси в рамках Таможенного союза и ЕЭП. Если наши предприятия смогут переориентироваться на российский рынок, если им удастся добиться успехов в маркетинге и гибкости в ценах – то поступление валюты может значительно возрасти и оказать сильное стабилизирующее воздействие на всю экономическую систему РБ. Внешнеторговое сальдо существенно улучшится. Наполнение бюджета и устойчивый приток валюты позволят обслуживать долг и удерживать курс от сильных изменений, но высокая инфляция, усиленная «догоняющим» приростом зарплат перманентно создаст конвертационный навес, и курс продолжит мягко девальвировать. По причине высокой инфляции уровень процентной ставки сохранится высоким, хотя и снизится во втором полугодии.

 

И.Ч.: Продолжится приватизация, что даст дополнительный ресурс в бюджет. Через механизм льготного кредитования эти средства будут направлены на наиболее приоритетные программы: в принципе у правительства будет достаточно ресурса, чтобы и курс поддерживать, и сглаживать остроту социальных проблем. Но, скорее всего, акцент будет смещен в сторону мягкой девальвации, поскольку поддержка экспорта будет более важным приоритетом.

 

– Как действовать белорусским компаниям, если этот наиболее вероятный сценарий осуществится?

 

И.Ч.: Нужно максимально ориентироваться на рынок РФ, готовиться к серьезной конкурентной борьбе, которая многим нашим предприятиям пока известна только по учебникам. Нужно наращивать маркетинговые отделы, привлекать маркетологов-аналитиков для разработки стратегии работы в регионах РФ и Казахстана. Возможен и второй путь – предпродажная подготовка в расчете на скорое мягкое поглощение российскими конкурентами.

 

В.Г.: В любом случае мы рекомендуем внимательно следить за ситуацией в ходе посевной компании. Целая отрасль будет нуждаться в серьезных инвестициях (по нашим оценкам – более миллиарда долларов), что при ставках в 35–40% выглядит маловероятным. Согласитесь, тяжело представить, что колхоз будет брать кредит под такие проценты. Поэтому, в апреле, скорее всего, нас ожидает критический момент – ставку придется снижать. Но до каких пределов? Ведь, с другой стороны, за снижением ставки пристально следит население, разместившее под 40% годовых свои капиталы на депозитах. Где тот психологический рубеж, после которого население массово начнет изымать рублевые вклады с депозитов и вновь, «от греха подальше» переводить их в валюту? Готово ли новое руководство Национального банка к отражению очередной атаки на платежный баланс? Либо приоритет будет отдан сохранности валютных резервов, и курс будет определяться только рынком? Предсказать действия регулятора сегодня невозможно, но готовиться к различным вариантам этих действий – необходимо.

 

– В вашем прогнозе учтены и менее вероятные сценарии развития событий в мире. Однако к ним тоже нужно готовиться!

 

В.Г.: В мире возможен негативный сценарий, если один из регионов США или ЕС попытается отказаться от эмиссии или оттянуть ее на максимально дальний срок. Либо – в случае неконтролируемого коллапса в ЕС или США через обрушение одного из системообразующих финансовых институтов по аналогии с 2008 годом. Для РФ это повлечет снижение доходов от экспорта энергоносителей, для Беларуси – резкое снижение импорта. Эмиссионное решение социальных проблем и активная приватизация позволят правительству некоторое время контролировать ситуацию, но отток трудового ресурса приобретет катастрофические масштабы. Курс будет девальвировать все возрастающими темпами. В экономике начнет развиваться самоподдерживающаяся спираль рецессии: обслуживание долга станет усугубляющим фактором. Внешняя торговля будет улучшаться, но падение ВВП будет слишком стремительным. В этих условиях активы нефтеперерабатывающего и калийного секторов станут главной мишенью для российского капитала.

 


Подписаться на рассылку

RSS

2 комментариев на “США и Европа не планируют жить по средствам. Что будет с белорусской экономикой?”

  1. Радует, что у нас есть еще шансы выйти из этого кризиса. А вот,что нашим предприятиям пора задуматься о маркетинговых отделах — это точно!

  2. Мониторинг обменников:

    Интересно почитать про экономику исторической родины.

Оставить комментарий