Главная » Экономические прогнозы и аналитика

Меморандум 2012! Обзор экономической ситуации и основные сценарии развития в США, Еврозоне и России. Прогноз развития экономики Беларуси на 2012 год.

26 января 2012

Несколько вступительных слов.

 

Прошедший 2011 год вернул в ежедневный новостной фон такие выражения как «кризис», «долговой коллапс», «распад еврозоны», «девальвация» и другие крайне «оптимистичные» по своему содержанию слова и термины, памятные многим по 2008 году. События минувшего года показали, что восстановление экономики западных стран очень хрупко, масштаб нерешенных проблем измеряется невероятно большими суммами, а понимание происходящих процессов отсутствует не только у обывателей, но и у большинства профессиональных экономистов. Все мы поневоле стали свидетелями растерянности и беспомощности регуляторов в ЕС, когда масштаб долговой бездны превзошел самые мрачные оценки правительственных аналитических центров Германии и Франции. Весь мир видел, как крупные политические фигуры в США разыгрывали карту расширения верхней границы государственного долга, при этом всерьез упоминая немыслимое для последних 20 лет выражение – дефолт США.

 

Сегодня мы (уже в качестве небольшой группы, занимающейся системной аналитикой) размещаем свой очередной ежегодный меморандум на 2012. В основу меморандума, мы заложили принцип «Нити». Этот принцип, как и в одноименном фильме, позволяет представить современную экономическую систему в виде нитей паутины, надежной и устойчивой, но настолько сложной, что разрыв всего нескольких ключевых звеньев может через нелинейные усилители привести к катастрофическим разрушениям либо всей системы, либо ее отдельных частей.

 

С этой позиции последовательно рассмотрены экономические проблемы, актуальные для ведущих экономических регионов. Анализируются последствия острой фазы финансового кризиса 2008 года: тренд эмиссионного восстановления в США и долговой коллапс ЕС, оцениваются вероятные действия регуляторов и краткосрочные риски, привносимые этими действиями для всей системы. Используя метод сценарного моделирования, мы рассчитываем траектории развития событий в России и Беларуси, оцениваем воздействия на их экономики принятых решений в США и ЕС. Меморандум является основой для построения стратегий развития бизнеса и формирования бюджетов фирм и корпораций на 2012 год.

 

В первой и второй частях меморандума – сценарии США и ЕС, их комбинации. В третьей части меморандума -анализ рисков экономики России, а в четвертой – основные траектории движения экономики Беларуси. В заключении – выбирается самый вероятный на начало года сценарий по всем наборам.

 

Сложившаяся сегодня ситуация уникальна – построение долгосрочных прогнозов невозможно из-за слома большинства тенденций и изменения природы многих экономических процессов. Поэтому в дальнейшем мы планируем ежеквартально проводить небольшой дополнительный анализ и корректировать либо выбор сценария, либо сам набор сценариев, уточнять параметры траектории (в основном для Беларуси).

 

Содержание:

 

1. Обзор экономической ситуации в США.
2. Обзор экономической ситуации в Еврозоне.
Таблица 1: Сочетание базовых сценариев EC и США
3. Оценка рисков экономической системы РФ
Таблица 2: Синтез сценариев РФ с базовыми сценариями по США и ЕС
4. Прогнозные сценарии развития экономической системы Беларуси в 2012 году
4.1. Итоги 2011
4.2. Параметры экономической системы (конец 2011 – начало 2012 года)
4.3. Прогноз на 2012
5. Заключение

 

1. Обзор экономической ситуации в США.

 

Обзор удобнее всего начать с оценки рынка труда.

 

Уровень безработицы является важным индикатором, отображающим, как компании оценивают текущую и будущую экономическую среду. Очевидно, что ни одна компания не будет расширять найм сотрудников, если в будущем не ожидается роста оборотов, расширения инвестиций и потребность в дополнительной рабочей силе. Спрэд безработицы между декабрём и январём 2010 года составил -0,3%, в 2011 спрэд едва ли превысит значение 0,2%, – т.е. компании не стремятся расширять штат сотрудников (рис.1).

unemployment rate

Рис. 1. Динамика уровня безработицы в США (как % от экономически активного населения)

 

С 2009 года Федеральная Резервная Служба (ФРС) создала в США условия, при которых процентная ставка является самой низкой за последние 40 лет – это открывает доступ к дешёвым заёмным деньгам и даёт возможность бизнесу обновлять производственную базу. При этом уровень нераспределённых корпоративных прибылей достиг докризисного значения (рис. 2). Получается, что имея рекордный объем корпоративной прибыли и дешёвые заёмные деньги, компании не стремятся нанимать новых сотрудников, т.к. у менеджмента нет уверенности в дальнейшем росте оборотов.

Undistributed Corporate Profits

Рис. 2. Динамика процентной ставки и уровень корпоративной прибыли в распоряжении акционеров

 

Сложившаяся ситуация осложняется тем, что начинает действовать контур отрицательной обратной связи:

  • Неуверенность деловых кругов тормозит рост занятости в регионе.
  • Низкая занятость ограничивает рост потребительских расходов.
  • Низкий потребительский спрос снижает ожидания менеджмента компаний о росте будущих оборотов.
  • Негативные ожидания бизнеса – тормозят рост занятости и т.д. по спирали.

Индикаторы, которые демонстрируют настроения потребителей и бизнеса публикуются различными аналитическими ведомствами США ежемесячно. Обратите внимание на индикатор, характеризующий уверенность американских потребителей (рис. 3). Данный индикатор снизился к уровням кризиса 2008-2009 года. Отметим наличие устойчивой тенденции к снижению индикатора во втором полугодии 2011 – видно, что как только произошло завершение второй программы эмиссии, сразу же последовало ухудшение потребительских ожиданий.

Conference Board

Рис.3. Динамика индекса потребительского доверия в США от Conference Board.

Справочно: рассчитывается исследовательской компанией Conference Board. Индекс рассчитывается на основе опроса 5 000 домашних хозяйств и отражает уровень потребительского оптимизма. Индекс состоит из двух компонент – оценка текущей ситуации и оценка потребительских ожиданий (опережающий индикатор). Ожидания вносят вклад в индекс около 60%, оценка текущей ситуации – 40%.

 

Второй индикатор, характеризующий состояние бизнеса и ожидание топ-менеджмента относительно будущего развития – это индекс ISM (рис. 4).

index ISM

Рис.4. Динамика индекса деловой активности в производственном секторе США ISM.

Справочно: показатель базируется на основе опроса управляющих закупками и поставками 400 компаний из 20 секторов промышленности различных регионов страны.

 

Индекс деловой активности обладает критическим порогом оценок – если совокупная оценка ниже 50, то с большей вероятностью следует ожидать полноценную рецессию. Текущие значения индекса вплотную подошли к критическому порогу в рамках тренда негативных ожиданий.

 

Снижение ожиданий в двух секторах экономики (производство и потребители) на фоне проводившейся эмиссии (двух программ количественного ослабления в США) указывает на то, что сам по себе инструмент «печатный станок» оказывает только поддерживающее воздействие на экономическую систему, и не может являться причиной роста потребительских расходов в будущем. Получается, что рычагов влияния на ситуацию у правительства остаётся всё меньше: процентная ставка снижена до рекордных уровней и её дальнейшее снижение фактически невозможно, норма сбережения американских домохозяйств находится на низком уровне 4,1% (рис. 5), а налог на доход составляет 10,9% (сентябрь 2011).

Норма сбережений и налог на доход США

Рис.5. Динамика нормы сбережений и ставки налога на доход

 

Казалось бы, дешёвые заёмные деньги и низкий уровень налога на доход должны были стимулировать потребителей тратить больше, укрепить потребительскую уверенность, однако, ожидаемого эффекта это не принесло, хотя и позволило вывести экономику из острой части кризиса и задать первоначальный импульс для роста (вместе с программами количественного смягчения). Почему же норма сбережений остаётся на таком низком уровне? Следует обратить внимание на кредитную историю домохозяйства США. Общий объём ипотечных кредитов (рис. 6), приходящихся на всех граждан страны, уже превысил размер валового внутреннего продукта, и это не считая объёма выданного потребительского кредита (рис.7).

ВВП США и объем ипотечных кредитов

Рис.6. ВВП США и объем ипотечных кредитов

 

Consumer credit

Рис.7. Динамика объема выданного потребительского кредита

 

Отягощённые кредитом домохозяйства просто не в состоянии экономить, но не только в этом кроется неспособность к сбережению. Большинство платёжеспособного населения выросли в годы расцвета экономики, и им незнакомы серьёзные потрясения, которые бы являлись стимулами к сбережению. Отметим, что рост экономики протекает на фоне увеличения долговых обязательств и огромного дефицита бюджета (дефицит бюджета в 2010 году увеличился почти в 7 раз по сравнению с докризисным 2007 годом). Таким образом, дешёвые заёмные деньги, предназначенные для роста национальной экономики, голосуют за более дешёвые товары, привезённые из Китая, Тайваня, Кореи, вгоняя экономику США в ещё большие долги, затормаживая рост национальных компаний и увеличивая кредитное бремя домохозяйств (рис.8).

Торговый баланс

Рис.8. Динамика изменения торгового баланса США

 

Следует обратить внимание на тот факт, что внешний долг США почти достиг 100% ВВП, являясь максимальным за последние 60 лет. Рейтинговое агентство Standard&Poor’s понизило кредитный рейтинг США с ААА до АА+ с негативным прогнозом, что будет осложнять привлечение новых кредитов в экономику страны, такая ситуация неприемлема и может привести в будущем к суверенному дефолту (рис.9). Оппозиция в лице республиканцев пытается законодательными мерами заставить правительство снизить дефицит бюджета, урезая расходы на будущий год.

Динамика дефицита бюджета и отношение госдолга к ВВП

Рис.9. Динамика дефицита бюджета и отношение госдолга к ВВП

 

Мы полагаем, что в таких условиях существует два пути развития событий:

  • первый – это наращивать дефицит бюджета, тем самым стимулируя дальнейший рост экономики;
  • второй – урезать расходы, что естественным образом приведёт к рецессии, оттоку капитала и снижению уровня инвестиций.

Первый вариант выглядит наиболее привлекательным для нынешней власти, так как в 2012 году в США будут выборы, и резкие движения или ухудшение экономической ситуации может привести к падению рейтинга нынешнего президента. Такое положение вещей едва ли может обрадовать нынешних кредиторов США. ФРС необходимо повышать процентные ставки, чтобы убедить кредиторов не расставаться с долговыми обязательствами, номинированными в долларах. Учитывая условия бюджетного дефицита, правительству необходимо искусственно усиливать инфляционное давление в стране, что и происходит на данный момент, за 10 месяцев 2011 года уровень инфляции составил 3,1%, против 1,6% за 12 месяцев 2010 г. (рис. 10). Искусственное наращивание инфляции и удержание процентных ставок на нынешнем уровне, либо их постепенное повышение, являются основными рычагами воздействия правительства на экономическую ситуацию в стране.

 

Поддержание объёма кредитования населения на достаточно высоком уровне способствовало росту цен (наращивание инфляции). Однако, значительный рост цен в будущем невозможен из-за глобализации рынков, товары, привезённые из других стран, будут снижать инфляцию, запуская руку в карман потребителя. Таким образом, цены могут достаточно резко упасть, когда наращивание кредитных обязательств, станет непосильной ношей для многих домохозяйств.

Inflation rate and Refinancing rate USA

Рис.10. Динамика уровня инфляции и процентной ставки

 

В таких условиях большинство компаний США находятся в положении, когда повышение цен фактически невозможно, и приходится отдавать часть работы на аутсорсинг, снижая издержки производства и сокращая штат сотрудников, что замедляет найм. С другой стороны, складские запасы в отраслях экономики сокращены до крайне низких уровней (рис. 11), что потребует от компаний сокращение темпов ликвидации запасов, либо увеличение производства. Такая ситуация уже привела к росту промышленного производства и, при условии, что спрос будет сохраняться, темпы наращивания производства будут способствовать увеличению доходов и расходов населения.

industiral production

Рис.11. Динамика промышленного производства и отношение складских запасов к продажам

 

Опираясь на вышеприведённые факты, мы попробуем сформулировать основные сценарии развития экономической системы США с учетом выделенных выше тенденций.

  • Сценарий «гиперинфляционный»: потолок госдолга передвигается по умолчанию. Включается перманентный выкуп облигаций. Доллар девальвирует за короткий срок в несколько раз. Инфляция в США переходит черту галопирующей – процентная ставка вырастает до 40-60 процентов. Происходит банкротство значительного количества национальных компаний и отток капитала из страны, безработица увеличивается в разы, что вызывая цепную реакцию неуплаты кредитов по ипотеки и серьёзные финансовые трудности крупнейших банков страны и компаний, выдающих ипотечные кредиты. Такая ситуация вынуждает правительство страны использовать военный рычаг, для выхода из кризиса. Военный рычаг предполагает использование европейской ПРО и “мусульманского пояса” для дестабилизации мировой обстановки и захвата ресурсов развивающихся стран.
  •  

  • Сценарий «инфляционной пульсации»: с определенной периодичностью правительство включает следующий и следующий этап количественного ослабления вплоть до выборов президента, ноябрь 2012 года. Каждый раз этому предшествует период ухудшения экономической ситуации – увеличение уровня безработицы, постепенный отток капитала, сокращение государственных расходов, рост социальной напряжённости. С каждым новым запуском печатного станка темп инфляции возрастает, но несколько снижается в «непечатные» периоды. Печатный рычаг позволит возвращать иностранным кредиторам всё более дешёвые доллары и снизит себестоимость американской продукции, тем самым, открывая путь к увеличению экспорта и снижению отрицательного торгового сальдо. Следует учесть, что при таком сценарии не последует крайне резкого ухудшения экономики США, так как не более 30% всего долга приходится на иностранные государства, а 70% долговых обязательств приходится на частных лиц и организации США. Учитывая процентное соотношение, стоит предположить, что экономическая система находится в относительной безопасности и потребует активной внутренней регулировки и перераспределения долговых обязательств.
  •  

  • Сценарий «болезненного исправления дисбалансов»: эмиссия применяется только точечно – в тех случаях, когда возникает угроза всей государственной системе. Происходит сокращение расходов на социальные программы и поддержку малоимущих слоёв населения, идет поиск любых свободных ресурсов – репатриация капитала, приватизация госсобственности, сворачивание внешних программ (в основном военного присутствия). Сокращение отрицательного торгового сальдо происходит за счёт скрытого протекционизма (повышения требований к качеству азиатских товаров до европейских и американских стандартов). Стремление к созданию новых значительных рынков сбыта, и как следствие, активная пропаганда консюмеризма в Китае, через транснациональные корпорации и ведущие СМИ, с целью выравнивания торгового дисбаланса с основным кредитодателем. Увеличение уровня безработицы и снижение потребительских расходов приведёт к замедлению роста ВВП – это, в свою очередь, станет сигналом для инвесторов, стимулируя отток капитала и уменьшая уровень инвестиций.

 

2. Обзор экономической ситуации в Еврозоне.

 

Уровень безработицы в 2010 году составил 10,1% (рис. 12), что на 2,5% выше, чем в кризисный 2008 год – бизнес продолжает сворачивать план найма, сокращает штат сотрудников.

Уровень безработицы в Еврозоне

Рис. 12. Динамика уровня безработицы в Еврозоне

 

Очевидно, что правительство стран Еврозоны не способно противостоять повышению уровня безработицы, фактически во всех странах Еврозоны в кризисном 2008 уровень безработицы был значительно меньше, чем в конце 2010 года. Рынок труда, стран имеющих высокий процент экспорта высокотехнологичной продукции, остаётся более стабильным в период с 2008 по 2010г. (рис. 13). Данная продукция имеет высокую добавленную стоимость и приносит странам экспортёрам значительные прибыли, да и стоит отметить, что быстрый вход на рынок высокотехнологичной продукции совершить достаточно трудно. С другой стороны, страны в чьём экспорте преобладает продовольствие и туризм (Португалия, Греция, Испания) несут серьёзные убытки, так как на фоне дорого евро труднее конкурировать на рынке продовольствия с развивающимися странами.

Export

Рис.13. Уровень безработицы в странах Еврозоны в 2008 и 2010 годах и экспорт высокотехнологичной продукции в % от общего экспорта в 2008г.

 

Налицо кризис интересов внутри Еврозоны: страны, делающие ставку на высокотехнологичные товары (Германия, Франция, Финляндия, Нидерланды), заинтересованы в сильном евро, в отличие от “продовольственно-туристических” стран, в которых дешёвый евро обеспечивает работоспособность национальных экономик. Дорогой евро вынуждает страны с низким высокотехнологичным экспортом, одалживать ещё больше денег для поддержания темпов роста экономики на прежнем уровне и социального обеспечения всевозрастающей армии безработных и малоимущих граждан (рис. 14).

GDP Gross debt Eurozone

Рис. 14. Динамика отношения госдолга к ВВП в Еврозоне

 

В лидерах роста внешнего долга находятся Ирландия, Греция, Португалия и Испания, также значительный долг, на который уже нельзя закрывать глаза, имеет Италия и Бельгия (рис. 15). Пока Евросоюз пытается помочь Греции, на очереди стоят как минимум ещё 5 стран, каждая из которых, в абсолютном выражении, имеет ещё более значительные долги, чем Греция, исключением является Ирландия.

Gross debt Eurozone

Рис.15. Отношение госдолга к ВВП в 2008г. и во втором квартале 2011г. в странах Еврозоны

 

В то время как политики пытаются найти решение по выходу из кризиса, исходя из интересов страны, которую они представляют, единого взаимовыгодного решения нет, и это усугубляет и без того тяжёлую ситуацию в Еврозоне. Попытки выйти из проблемы стандартными методами: снижением процентной ставки и «накручиванием» инфляции (рис. 16) должного улучшения ситуации не принесли.

Inflation rate and Refinancing rate

Рис.16. Динамика уровня инфляции и процентной ставки в Еврозоне

 

Следует обратить внимание на тот факт, что индикатор уверенности бизнеса в будущем экономики ЕС (рис. 17) начал стремительно снижаться и достиг значений кризисного 2008 года.

sentiment index

Рис.17. Индикатор экономического настроения.

Справочно: рассчитывается на основе 5 индикаторов, входящих с различным весом. Каждый из 5 индикаторов – это арифметическое значение, получающееся в результате ответов при опросе специалистов из различных отраслей экономики.

 

В Еврозоне промышленное производство (рис. 18) так и не вышло на докризисный уровень. В условиях неуверенности бизнеса в завтрашнем дне, едва ли стоит рассчитывать на дальнейший рост производства, а значит не стоит ожидать и снижения уровня безработицы, что в свою очередь приведёт к ещё большим долгам и раздуванию дефицита бюджета.

Deficit budget Eurozone

Рис. 18. Динамика коэффициента промышленного производства и отношение дефицита бюджета Еврозоны к ВВП, в %.

 

Ухудшение основных статистических индикаторов позволяет с большей вероятностью предположить, что экономика ЕС погрузится в рецессию уже во втором квартале 2012 года. В другие годы такие ожидания сами по себе означали бы потрясения для всего региона, но долговой кризис выглядит куда более серьезным риском, на фоне которого рецессия уже не так опасна. Спекулятивная атака на долговой рынок ЕС продолжается с всевозрастающей интенсивностью. Слабость бюджетных балансов PIIGS и беспрецедентный размер долгов дают практически беспроигрышный шанс спекулянтам – продавая облигации, они тем самым поднимают доходности на новые уровни, обслуживание которых вызовет потребность в еще больших долгах. Все больше спекулятивного капитала подключается к атаке и все выше растет доходность облигаций.

bonds

Рис. 19. Упрощенная модель логики развития долгового кризиса ЕС

В итоге, руководству ЕС приходится балансировать между тремя рисками:

  • Риск неуправляемого дефолта (острый коллапс, переходящий на мировой уровень по аналогии с 2008 годом).
  • Риск рецессии (после бюджетного секвестра) всей еврозоны, с последующими политическими дефолтами.
  • Риском галопирующей инфляции, кратной девальвацией единой валюты.

Опираясь на вышеприведённые данные и возможные риски, мы сформулируем основные сценарии поведения регуляторов ЕС:

  • Сценарий «эмиссионный»: эмиссия применяется, чтобы снизить госдолг стран Еврозоны. В краткосрочной перспективе такое решение может оттянуть упадок жизни в Еврозоне и отложить принятие серьёзных решений, однако, улучшений в экономике Еврозоны ждать не стоит. Обесценивание евро приведёт к тому, что проблемы «продовольственно-туристических» стран перекочуют в страны с значительной долей высокотехнологичного экспорта. Если рассматривать эмиссию в виде общеевропейских долговых облигаций, то можно ожидать рост социальной напряжённости в Германии и Франции, долги которых уже превысили 80% и продолжают набирать обороты, так как налогоплательщики этих стран понимают, что данное решение ложится тяжёлым бременем на их кошелки, и в итоге, они будут оплачивать долги других стран Еврозоны. В свою очередь, страны, находящиеся в долговой кабале, не будут стремиться отдавать долги, так как они находятся под защитой более сильных союзников, что будет стимулировать жизнь в долг. Любое эмиссионное решение, будь то печатание денег или выпуск общеевропейских облигаций, способствует увеличению долговой нагрузки, в первую очередь, в Германии и Франции, и наращиванию темпов эмиссии, что, в конечном итоге, вынудит страны Еврозоны принимать новые более радикальные решения по выходу из эмиссионно-долгового кризиса.
  •  

  • Сценарий «тотальный секвестр»: решение жесткого ограничения расходов при точечной эмиссии евро с высокой вероятностью приведёт к расколу Еврозон: такие страны как Испания, Греция, Португалия введут национальную валюту, обесценив её настолько, чтобы подстегнуть экспорт продовольственных товаров и увеличить объёмы туристических услуг, также это позволит отказаться от всевозможных квот, действующих в данный момент. Обесценивание национальной валюты приведёт к снижению уровня жизни и серьёзным социальным протестам, вплоть до смены политического строя. Германия, Нидерланды, Франция и Финляндия потеряют обширный рынок сбыта своей продукции и политический контроль в регионе, что приведёт к снижению ВВП, росту безработицы и перераспределению геополитических сил в регионе.

The combination of baseline scenarious EZ and US

Таблица 1: Сочетание базовых сценариев EC и США

 

Brent oil

Расчет ценовых ориентиров нефти Brent по каждому из сценариев.

 

При расчете будущих возможных значений цены Brent использовался анализ графика цены в сопоставлении с основными монетарными и новостными шоками. Охватывался период докризисного роста, вызванного «гиперкредитованием», период неконтролируемого сжатия ликвидности (глобальный margin call в финансовой системе США, а затем и всего мира), период антикризисного управления (в основном, со стороны ФРС США). Последний период связан с различными программами предоставления ликвидности всем звеньям финансовой системы и дополнительный выкуп государством «слишком больших» банкротов.

Brent scenarious

Сценарии развития динамики цены на нефть (Brent $)

 

3. Оценка рисков экономической системы РФ

 

Для того чтобы определить набор сценариев развития экономики Российской Федерации, необходимо выделить основные риски ее экономической системы. Наш анализ не претендует на глобальное исследование экономики России, которое бы затрагивало большое количество отраслей, структуру ВВП, устойчивость финансовой системы – такие исследования существуют, и каждое из них отмечает как сильные, так и слабые стороны экономики РФ. Мы попытаемся определить основные риски через более общую логику, в основе которой лежит бюджетная политика Правительства РФ на 2012 год и сложившаяся структура ВВП РФ.

Russia budget

Рис. 20. Основные характеристики федерального бюджета на 2012 год и на плановый период 2013 и 2014 годов

 

Очевидно, что расходы государства – это бюджетные расходы, которые на 45% обеспечены поступлениями от нефтегазовых доходов через механизм экспортных пошлин (т.е. можно говорить о том, что 9% ВВП создается через нефтегазовую часть федерального бюджета). На самом деле эта цифра еще выше, т.к. от нефтегазовых пошлин ежемесячно происходит автоматическое наполнение двух специальных фондов:

RF fund

Рис. 21. Объём Фонда национального благосостояния и Резервного фонда на начало года

 

Доходы бюджета это не все доходы экономики от нефтегазового экспорта. Следует учитывать и те доходы, которые получает бизнес от добычи, переработки, транспортировки и итоговой продажи на экспорт нефтегазового сырья после уплаты пошлин:

oil export profits

Рис. 22. Доход экономики РФ от нефтегазового экспорта

 

Итак, по результатам 2010 – 2011 года, можно приблизительно оценить общий удельный вес, который занимает нефтегазовый экспорт в экономике РФ: 10,2% (нефтегазовые пошлины) + 1,5% (Резервный фонд) + 5,1% (Фонд НБ) + 7,0% (доход экономики от нефти и газа) = 23,8% к ВВП (что близко к альтернативным расчетам различных экономических институтов, которые колеблются от 20 до 25%). Еще раз подтвердим банальный факт – экономика РФ является ресурсной, благосостояние населения сильно зависит от мировых цен на нефть и газ, и эта зависимость с каждым годом возрастает. Процент экспорта минеральных продуктов в общем объёме экспорта начиная с 1999 года увеличивается: к концу 2010 – 70% экспорта приходилось на минеральные продукты и всего 5,7% на машины и оборудование, оставшийся процент приходился на металлы, драгоценные камни, древесину и прочее. До 2004 года рост процента экспорта минеральных продуктов полностью коррелирован с ростом стоимости нефти марки Brent.

machinery export

Рис. 23. Процент экспорта минеральных продуктов, машин, оборудования и транспортных средств от общего объёма экспорта

 

Анализ цен на нефть вкупе с поступлением экспортной выручки РФ позволяет определить ключевой уровень, который сложился в мировой экономике за последние 5 лет ускоренной эмиссии. Видно, что при фиксированном уровне добыче нефти (около 20 млн. тонн в месяц) экспортная выручка, поступающая в экономику РФ, держится вблизи уровня 10 млрд. долларов в месяц. Можно предположить, что мировая экономика, выступающая покупателем нефти, обладает предельными финансовыми возможностями (ПФВ). За последние 5 лет данные возможности выражались в конкретном денежном значении – 10,2 млрд. долларов выручки в месяц. Резкие скачки (связанные с ускоренной кредитной эмиссией) выше значения ПФВ приводят к заметному снижению спроса, а длительное нахождение выручки выше ПФВ-уровня запускает эффект реверса – мировая экономика не выдерживает столь высокой цены, и значение выручки переходит в «отрицательную» зону (11.2008-09.2009) после резкого слома одного из элементов системы (например, банкротство Lehman Brothers, AIG и целого ряда других финансовых институтов, не выдержавших эмиссионной нагрузки).

The number of exported crude oil

Рис.24. Количество экспортируемой сырой нефти, выручка от экспортируемой сырой нефти и ПФВ-уровень

 

Когда выручка находится рядом с ПФВ-уровнем министерству финансов, как правило, удается верно определять будущую цену нефти и формировать сбалансированный бюджет. В эти периоды инфляция находится в пределах 0,5-0,8% в месяц, а рост ВВП близок к 5-7% в год. Но в тех случаях, когда цена сильно отклоняется вверх от прогнозного уровня минфина, излишек ликвидности поступает в экономику и существенно разгоняет темп инфляции (более чем 1% в месяц). Стоит обратить внимание на то, что Внешний долг Российской Федерации на 01.01.2011 составил 488,9 млрд. дол. (рис. 25) при этом резервы в этот же период составили 479,4 млрд. дол. Таким образом, российская экономика опирается на “амортизационную подушку”, которая в случае серьёзного глобального кризиса сможет поддержать экономику в работоспособном состоянии.

Russia debt

Рис. 25. Внешний долг РФ

 

Ранее было показано, что автоматически происходит наполнение двух специальных фондов (резервного и национального благосостояния), которые выполняют две важные функции: во-первых, изымают часть лишней ликвидности из системы, во-вторых, выступают амортизатором бюджета в те периоды, когда цена нефти оказывается ниже прогнозного уровня. Во второй половине 2011 года фонды вновь стали наполняться деньгами после того, как оказали поддержку бюджету в кризисные 2009 – 2010 годы (были частично растрачены). Тем не менее, средства фондов ни в коем случае не будут направлены на поддержание курса рубля. В случае нового экономического спада, вызванного снижением цен на нефть, рубль будет свободно девальвировать и масштаб девальвации будет совпадать с масштабом падения нефтяных цен (рис.26).

GDP RUR Brent

Рис. 26. Ежемесячный темп инфляции, стоимость нефти марки Brent, индекс физического объёма ВВП (квартальный) и среднемесячный курс RUR

 

Изменение курса рубля моментально отражается на динамике импорта (рис. 27). Когда рубль укрепляется, происходит сильный рост импорта, параллельно с этим в экономике РФ возникает давление на отечественного производителя, который вынужден снижать собственную рентабельность, чтобы остаться конкурентным по ценам с импортными товарами. При ослаблении рубля происходит сокращение импорта, российский производитель получает некоторое преимущество по ценам.

import RF

Рис. 27. Динамика импорта в РФ

 

Рассмотрим, какие основные сценарии выделяет министерство финансов РФ на 2012 – 2014 годы:

  • Сценарий 2 (умеренно-оптимистичный), предлагаемый в качестве основного для разработки параметров федерального бюджета на 2012 – 2014 гг., предполагает относительное повышение конкурентоспособности российской экономики и улучшение инвестиционного климата при умеренном увеличении государственных расходов на развитие инфраструктуры и человеческого капитала в 2013 – 2014 годах. Данный вариант исходит из относительно благоприятных оценок внешних условий. Так, ожидается, что мировая экономика будет расти темпами не ниже, чем 3,5-4,0% в год при колебании цен на нефть марки «Urals» в диапазоне от 97 до 101 долларов США за баррель (что приблизительно соответствует 107 – 115 по марке Brent). Прирост ВВП России в 2012 – 2014 гг. прогнозируется на уровне 3,7-4,6 процента. Рассматривается также и специальный сценарий С (оптимистичный), который отражает сохранение относительно высоких темпов роста мировой экономики и мировых цен на нефть в 2012 – 2013 гг. на уровне 105-109 долларов США за баррель (120 – 130 по Brent) с ускорением роста до 113 долларов за баррель в 2014 году. Темпы роста ВВП в 2012 – 2014 гг. могут быть выше базового сценария на 0-0,2% и оцениваются на уровне 3,9-4,6% в год.
  •  

  • Сценарий 1 (консервативный) предполагает сохранение низкой конкурентоспособности отечественного производства по отношению к импорту и отсутствие притока капитала на фоне медленного восстановления инвестиционной активности и сокращения в реальном выражении государственных расходов на развитие. Годовые темпы роста российской экономики в 2012 – 2014 гг. оцениваются на уровне 2,8-3,8%, что уступает ожидаемым темпам роста мировой экономики.
  •  

  • Сценарий А (негативный) характеризуется ухудшением динамики мировой экономики (на грани стагнации в развитых странах), хотя и не предполагает возобновления рецессии. В этих условиях ожидается снижение цены на нефть к 2013 году до 80 долларов США за баррель. Учитывая большую зависимость российской экономики от внешнеэкономической конъюнктуры, этот сценарий обостряет риски устойчивости банковской системы, платежного баланса и общего уровня уверенности экономических агентов. В результате прогнозируется замедление роста российской экономики в 2012 – 2014 гг. до 1,5-3,7% при значительном ослаблении курса рубля. Дополнительно рассмотрен сценарий А2 возобновления мировой рецессии и падения цен на нефть в 2012 году до 60 долларов США за баррель. В этом сценарии ВВП может сократиться на 0,5-1,4% при значительной девальвации.

Если сравнить сценарии министерства финансов РФ с базовыми сценариями по США и ЕС, то можно объединить их в табличной форме:

RF economic scenario

Таблица 2: Синтез сценариев РФ с базовыми сценариями по США и ЕС

 

При сравнении видно, что сценарий С можно отнести к гиперинфляционно-эмиссионному, сценарий 2 ближе всего к инфляционной пульсации в США и эмиссии в ЕС. Умеренно-негативный сценарий 1 относится к секвестровым комбинациям (исправление дисбалансов). Самый негативный сценарий А2 ближе всего к комбинации инфляционной пульсации и секвестру в ЕС.

 

Отметим одну особенность всех сценариев минфина – прирост импорта подразумевается в каждом из вариантов, отличается только масштаб 12% или 18%. В сопроводительных комментариях упоминается развитие единого экономического пространства и его позитивное влияние на внешнюю торговлю. Возможно, что на период в 3 года единое экономическое пространство действительно окажет сильную поддержку внешней торговле, но для 2012 года наши расчеты не позволяют нам предположить, что при сценарии девальвации рубля свыше 30% импорт будет прирастать со скоростью больше 10%. Поэтому в дальнейшем мы опираемся на данные, рассчитанные нами альтернативным путем по статистическим связям последних пяти лет между ценой нефти, курсом рубля и размером импорта.

 

4. Прогнозные сценарии развития экономической системы Беларуси в 2012 году

 

В заключительной части меморандума мы, как обычно, подробно рассматриваем ситуацию в экономической системе Беларуси, выделяем сценарии дальнейшего развития и синхронизируем их со сценариями, описанными для экономик США, ЕС и РФ. Такая последовательность позволяет учесть векторы развития в мировой экономике, увидеть их влияние на Беларусь и оценить эффект от воздействия на рычаги управления, сосредоточенные в руках правительства Республики.

 

По сути, речь идет о вертикальной иерархии мировой экономики, в которой Беларусь находится на одном из последних подчиненных звеньев – в самом основании пирамиды. Устойчивость Беларуси полностью зависит от экспорта в РФ и ЕС, а масштаб экономики настолько мал, что не позволяет накопить достаточно ресурсов для фундаментального изменения структуры выпуска, либо для осуществления других реформ, которые позволили бы сформировать собственный вектор развития. Направления развития экономики задаются глобальными игроками, и Беларусь может лишь следовать в русле заданных глобализацией трендов, т.е. рычаги управления экономикой Беларуси имеют подчиненный характер и могут оказывать точечное, краткосрочное воздействие. В тоже время, управление на более высоких уровнях пирамиды моментально отражается на экономике Беларуси.

 

Такая ситуация является следствием углубления связи между внешней (мировая) и внутренней (экономика РБ) средой. Эта связь уже не на уровне коррекции в сторону некоторого усиления или ослабления экономического роста, или его потенциала – она кардинальная. Внешний мир приобрел решающее значение для национального хозяйства, и это четко обозначили экономические показатели. Разумеется, такая связь преломляется через призму внутренних условий Беларуси, действий или бездействий субъектов, прежде всего, правительства.

 

Усиление этого взаимодействия идет по двум основным каналам:

  1. напрямую – влияние мирового рынка спроса (через внешнюю торговлю), мирового финансового рынка (через доступность ресурсов) – на составные части механизма внутренней экономики;
  2. опосредованно – через призму все тех же внешних дисбалансов, когда само наличие дисбаланса (размер дефицита внешней торговли) или его накопленное влияние (внешний долг, валютные резервы) определяют мотивы и поле деятельности субъектов; в этом случае внешние условия определяют уже масштаб дисбалансов и их устойчивость, а те, в свою очередь влияют на внутреннюю экономику.

Именно с такой «подчиненной» позиции мы ежегодно оценивали ситуацию в Беларуси и строили свои прогнозы по ее дальнейшим сценариям развития. События последних лет лишь укрепили нашу уверенность в правильности такого подхода, и очередной прогноз на 2012 год вновь базируется на иерархической модели мировой экономики, где у Беларуси есть единственный реальный рычаг – выбор стратегического экономического партнера между ЕС и РФ. Однако, уже очевидно, что в силу политической специфики Беларуси этот выбор предопределен – переход от глобальных сценариев к локальным будет осуществляться через показатели торговли с РФ в рамках проекта единого экономического пространства.

4.1. ИТОГИ 2011

Итак, сначала оценим изменения, которые произошли в экономической системе за 2011 год и сравним их с прогнозными ожиданиями в рамках сценариев, которые мы выделяли как наиболее вероятные в начале 2011 года.

 

Одним из главных рисков мы выделяли риск накопления валютной неустойчивости. Он усиливался с каждым годом и приобрел угрожающие масштабы после острой стадии мирового кризиса в конце 2008 года. Напомним, что в первом полугодии 2010 года импорт из России (преобладает сырье) и экспорт в страны вне СНГ (преобладает обработанное сырье и полуфабрикаты) сократились по сравнению с первым полугодием 2009 почти на одну и ту же величину – 4-4,4 млрд. долл. Экспорт же в Россию (преобладает потребительская и промышленная продукция) упал почти в два раза, а вот импорт из стран вне СНГ (ЕС и остальной мир, где преобладает потребительская и промышленная продукция) упал только на 10%. Во втором полугодии тенденция еще больше ухудшилась – внутренний спрос в Беларуси стал неадекватен мировой ситуации; до конца 2010 года в стране продолжался своего рода потребительский бум на фоне критического падения возможностей его оплатить в рамках существующего места РБ в мировом разделении труда.

Trade balance Belarus

Рис. 28. Зависимость внешнего долга РБ от внешней торговли товарами

 

Итог 2010 года показал невероятную для Беларуси цифру дефицита международной торговли товарами в 9,5 млрд. долл. При этом внешний долг достиг 30 млрд. долларов – можно говорить о том, что в системе сформировалась линейная связь, которая четко демонстрировала зависимость внешнего долга от отрицательного торгового сальдо (рис. 28).

 

Второй риск, о котором мы писали – это слабая, недостаточная девальвация января 2009 года, которая совершенно не решила проблему дисбалансов, но существенно ухудшило доверие населения (достигнутого с таким трудом в течение целого десятилетия) к национальной банковской системе. Население вспомнило, что такое девальвация, что такое потеря сбережений и насколько сложно найти альтернативу валютной «заначке» в реалиях национальной экономики.

Belarus deposits

Рис. 29. Депозиты населения

 

Третий риск – взрывной риск накопления долга. Уже в конце 2009 года стало весьма проблематично привлекать внешние кредиты; правительство Беларуси и так не жаловало рыночный долг, который, к тому же, не может быть льготным, а в 2010 году и вовсе межправительственные кредиты и кредиты международных организаций стали практически единственным источником зарубежных займов. Альтернативой им осталось только размещение государственного долга под 9% годовых – что активно и стало использовать правительство с середины 2010 года (было привлечено более 0,8 млрд.). К концу 2010 года совокупный долг достиг значений в 28 млрд. $ и хотя значительная его часть приходилась на негосударственный сектор (5 млрд. – банки, 9 млрд. – предприятия), можно предположить, что при текущей структуре экономики в Беларуси действует логика TBTF – To Big To Fall – слишком большие, чтобы обанкротится, т.е. в большей части можно говорить об ответственности за 30 миллиардный долг (рис. 30) всей экономической системы РБ (трудно представить себе передачу активов Беларусьбанка в счет обеспечения долга перед европейскими кредиторами).

Gross debt Belarus

Рис. 30. Валовой внешний долг РБ

 

Сочетание этих рисков сформировало основной сценарий на прошедший 2011 год, напомним его:

 

«Точечная приватизация, сохранение модели. Привлечение внешних валютных ресурсов на любых условиях. Закрытие отрицательного баланса максимально длительное время с помощью внутренних ресурсов (2011 и первая половина 2012). Приблизительно во второй половине 2012 года – обвальная девальвация и замораживание вкладов. Потребительский рынок сокращается в два раза.»

 

В своих расчетах мы предполагали продолжение эмиссии рубля (прямой и кредитной) и прежний темп роста отрицательного торгового сальдо. Реалии 2011 года оказались намного жестче принятых параметров – произошло два события, ускоривших отклонение от базовой траектории:

  • В конце 2010 года правительством были увеличены зарплаты населению (в рамках предвыборной агитации).
  • Возник ажиотажный спрос на иномарки, которые завозились в страну в рамках законодательного «окна» перед вводом новых заградительных таможенных пошлин единого экономического пространства.

Оба эти фактора еще больше взвели пружину дисбаланса к февралю 2011. Об уязвимости экономики в тот момент писали и многие российские издания, рейтинговое агентство S&P понизило рейтинг Беларуси, в сущности, оставалось спустить курок – т.е. достаточно было одного информационного «вброса», и процесс девальвационной коррекции был бы запущен.

 

Скорее всего, окончательная атака на платежный баланс в конце февраля была спланирована со стороны одного из российских банков, обслуживающих экспортно-импортные потоки. Если представить себе, что у банка в пассивах накопилась масштабная позиция по бел. рублю, то учитывая шаткость ситуации в республике, банк мог поддаться искушению и инициировать свою собственную игру, обеспечив себе беспроигрышную спекуляцию. Обвал рубля был бы лишь вопросом времени, но, как правило, спекулянты ускоряют этот процесс, используя в качестве атакующего инструмента – собственное население государства, чья валюта подвергается атаке.

 

История 20-го века показывает, что отбить такую атаку практически невозможно, ажиотаж бессознательных масс будет лишь еще больше возрастать, выкупая все валютные резервы банковской системы. Для начала такой атаки в Беларуси не нужно было слишком много – как мы уже писали, пружина была взведена и для нажатия на курок было достаточно ужесточить информационное поле (распространение слухов в нескольких крупных городах) и создать устойчивый дефицит валюты в центральных обменниках (многие минчане отмечали, что в первые дни нарастания паники валюта устойчиво отсутствовала только в центральных пунктах Минска, во всех остальных пунктах никаких проблем не было).

 

Таким образом, главное событие прогноза было осуществлено на полгода раньше ожиданий и в двукратно большем масштабе. Остальные параметры совпали: резкий скачок инфляции, рост процентных ставок до 30-40%, катастрофическое обрушение потребительского спроса. Хотя худшего варианта избежать удалось – мы были уверены, что в случае начала процесса самокоррекции он может выйти из-под контроля и остатки валюты будут заморожены в системе (валютные вклады либо не будут возвращаться полностью, либо будут, но частично). Правительство понимало, что заморозка вкладов будет означать полное уничтожение национальной финансовой системы, поэтому было сделано все возможное, чтобы атака населения не переросла в панику и вкладчики не кинулись штурмовать банки, выручая свои валютные средства на депозитных счетах. Следствием этого стало снижение золотовалютных резервов всей банковской системы.

 

Итак, экономическая система Беларуси в 2011 году получила мощный кризисный шок, который привел к серьезным изменениям не только в самой системе, но и, что самое важное, – в принципах ее регулирования и управления. Перечислим эти изменения:

  1. Курс рубля больше не будет выступать социальным стабилизатором, и правительство не станет в дальнейшем акцентировать внимание общества на этом индикаторе. Курс переходит из категории ключевого экономического индикатора в категорию экономического рычага, с помощью которого будут корректироваться все дисбалансы во внешней торговле. Экспортеры получают сильную поддержку со стороны регулятора.
  2.  

  3. Профицит бюджета будет и дальше направляться на поддержку ключевых отраслей и социальных проектов для очистки денежной массы от инфляционной компоненты, но его использование станет очень директивным и сильно ограниченным по объему. Дело в том, что правительство уже длительное время выступает в качестве донора, обеспечивая предложение денег в системе. Пока темпы роста были достаточно высоки, а внешние условия благоприятными, такой поход оказывался весьма эффективным внутренним механизмом противодействия внешним дисбалансом без принципиальных изменений в самой экономической системе. Часть инфляционных денег изымалась через налоги и поступала в банковскую систему как профицитные остатки, которые распределялись затем через механизмы льготного государственного кредитования.Когда в начале 2007 руководство страны впервые начало энергично проводить такую политику, это сразу же сказалось на экономической активности в виде «остужающего» эффекта: темпы внутреннего кредита стали падать, снизились темпы инфляции, темпы прироста ВВП, если устранить предполагаемые статистические манипуляции (см. меморандумы предыдущих лет), также умерено понижались. Однако, будущий масштаб остужающего эффекта в 2012 будет снижаться с каждым новым месяцем, вызывая стагнацию в частном секторе экономики. Прежде всего, значительное сокращение произойдет в жилищном кредитовании, и агрессивный секвестр пройдет по всему перечню социальных программ и проектов. В декабре 2011 года произошел резкий спад объемов кредитования: внутренний кредит сократился со 108 000 млрд. рублей в ноябре до 84 000 млрд. рублей на конец декабря (снижение более чем на 20%). Анализ структуры проявил приблизительные параметры кредитования экономики в 2012 году – по декабрьским данным можно предположить, что более 30% кредитного ресурса будет обеспечиваться за счет профицитных денег. Если же предположить, что экономика будет сокращаться, этот процент может быть еще больше. Следствием столь значительного веса государства в кредитовании станет падение эффективности кредитных денег в экономике, что само по себе со временем может полностью нивелировать результат инфляционной очистки от описанного механизма. Иными словами, если деньги по льготному проценту будут направлены на социальные проекты с низкой или нулевой рентабельностью, то инфляция будет элементарно перенесена из одного сектора экономики (от плательщиков профицитной части) в другой сектор (обслуживающий социальный проект).
  4. Belarus credit

    Рис. 31. Динамика структуры внутреннего кредита

     

  5. Привлечение средств от приватизации больше не будет рассматриваться как возможный вариант решения проблем, противоречащий основному вектору долгосрочного устойчивого развития Беларуси. Наоборот, в условиях полного отсутствия альтернативных источников внешнего заимствования этот источник станет основным. Важно понимать, что способов осуществления приватизационных актов очень много: начиная от открытых аукционных торгов и заканчивая скрытыми, кулуарными договоренностями на правительственном уровне. Например, за получение кредита на постройку АЭС мог быть достигнут целый пакет договоренностей по приватизации различных объектов, возможно и допуск российского капитала в целые отрасли, но маловероятно, что эти договоренности станут достоянием общественности – они останутся инсайдерской информацией, доступной только элитам Беларуси.
  6.  

  7. Рынок труда, больше не будет находиться под протекцией государства, т.е. в совокупности с предыдущим пунктом это означает, что новые собственники постепенно смогут оптимизировать затраты, через существенное сокращение рабочих мест. Этот пункт был принципиальным моментом последние несколько лет, ведь социальная ориентация экономики не допускала сокращения рабочих мест, полная занятость являлась фундаментальным индикатором благополучия всей системы. В 2012 году с большей вероятностью следует ожидать существенного смягчения в отношении политики сохранения рабочих мест и происходить этот процесс будет на фоне открытия единого рынка труда для участников таможенного союза.

В совокупности перечисленные изменения делают принципы управления экономикой более рыночными, правительство получает намного больше свободы в 2012 году, перестает быть заложником социальной ориентации в экономике.

4.2. ПАРАМЕТРЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ (КОНЕЦ 2011 – НАЧАЛО 2012 ГОДА)

Итак, в 2011 году произошла коррекция экономики через девальвационный механизм. Резкая девальвация рубля моментально повлияла на состояние торгового баланса через следующие этапы:

  1. Прежде всего, сократился импорт потребительских товаров, т.к. финансовые возможности населения значительно сократились (потери финансовых активов и уменьшение дохода), инфляцией (уменьшение доходов).
  2. Сократился импорт инвестиционных товаров со стороны предприятий по тем же причинам.
  3. Произошло смещение предпочтений внутри импортных товаров в пользу более дешевых. Это дало переток импорта по географическому признаку.
  4. Девальвационный эффект позволил если не расширить экспорт по всем статьям, то, по крайней мере, предотвратил дальнейшее его падение, обеспечив белорусские товары конкурентным преимуществом по цене.

Отметим, что продукция Беларуси всегда конкурировала преимущественно по цене.

 

Однако, эффект девальвации простирается намного дальше и глубже в экономической системе, чем воздействие только на торговые потоки с внешним миром. Прежде всего, следует рассмотреть, как повлияла коррекция на основные кластеры экономики, причем рассматривать их следует не через классическую отраслевую структуру, а через степень вовлеченности экономических агентов отрасли во внешнеторговые операции.

 

Для этого мы предлагаем разделить всех агентов экономики на следующие группы:

  1. Отрасли, которые обслуживают внутренний спрос, используя внешние ресурсы. Их довольно легко выявить, анализируя структуру импорта товаров и услуг. Девальвация поставила агентов этого кластера в невыгодное конкурентное положение относительно внутреннего производства, сжатие внутреннего спроса сузило базу продаж. Резко возрастает вероятность негативных последствий от вмешательства правительства – торговый протекционизм, валютные ограничения – все это усугубляет снижение прибыльности от падения платежеспособного спроса. Компании отрасли в целом становятся убыточными и низкоприбыльными – операционный риск, связанный с валютной нестабильностью слишком велик, чтобы привлекать инвестиции в ближайшие годы. Большинство импортеров потребительской продукции ждет стагнация бизнеса.
  2.  

  3. Отрасли, которые обслуживают внутренний спрос, используя внутренние ресурсы. Обычно самая фрагментированная отрасль, представленная для Беларуси в основном коммунальными и инфраструктурными предприятиями (если они на местных ресурсах) и предприятиями телекоммуникаций. Отдельно следует выделить розничную торговлю (особенно продуктами питания) и само производство продуктов питания. Девальвация и торговый протекционизм сильно ограничили импорт, это дало агентам конкурентные преимущества, а сжатие внутреннего спроса в значительной степени оказалось скомпенсировано выигрышем от падения стоимости факторов производства (за исключением капитала). Спад в мировой экономике и валютные ограничение в основном для отрасли индифферентны, но существенную угрозу представляет инфляционная политика, если продукция агента попадает в категорию регулируемых цен. Можно предположить устойчиво хорошее экономическое состояние для любого агента этого кластера, если он не выпускает продукцию регулируемых цен и капитал не является основным фактором производства.
  4.  

  5. Отрасли, которые обслуживают внешний спрос, используя внутренние ресурсы. Это компании – экспортеры в чистом виде, использующие, как правило, материальные конкурентные преимущества страны, в отличие от п.4. (в основном нематериальные преимущества). Для Беларуси это национальные бренды на мировом рынке. Девальвация обеспечила отрасли конкурентные преимущества по цене на внешних рынках, сжатие внутреннего спроса означает удешевление факторов производства (кроме капитала). Потенциальный спад в мировой экономике и рост торгового протекционизма, однако, ограничивают возможности роста продаж; это влияние сильно дифференцируется по видам продукции (например, цена калийной соли существенно снижается в кризисные периоды, а продукты питания и сельскохозяйственное сырье устойчиво растут). Отрасли обеспечено повышенное внимание правительства на протяжении инвестиционного горизонта, это чревато не только помощью, но и угрозами для инвесторов в виде национализации и дискриминационного валютного контроля.
  6.  

  7. Отрасли, которые обслуживают внешний спрос, используя внешние ресурсы. Сюда относятся компании, встроенные в мировые производственные цепочки, они обычно достаточно хорошо видны и известны: как правило, это часть, партнеры или сами ТНК. Обычно эти компании принадлежат мировым стратегическим инвесторам (например, для Беларуси характерны крупные логистические компании, обслуживающие транзитные потоки). Девальвация национальной валюты для этой отрасли оказалась практически индифферентна, проявился незначительный эффект в удешевлении привлекаемых внутренних ресурсов. Основную угрозу несут введение валютного контроля, ограничения на движения капитала и, при фискальных проблемах у правительства, изменения налогового (и таможенного) режима. В первую очередь последнее касается компаний, оперирующих в особом экономическом статусе. Спад в мировой экономике и рост торгового протекционизма напрямую отразится на результатах деятельности, особенно на продукции циклического спроса. Таким образом, позитивных или однозначно негативных изменений на начало 2012 года не наблюдается, но существенно возросли риски для инвесторов.

Очевидно, что самый сильный удар пришелся по первой группе, агенты которой после первого шока продолжают существенно сокращают свою экономическую активность. Этот процесс наблюдается, прежде всего, в секторе потребительского спроса (рис.32), значительная часть которого приходилась на импортные товары. В долларовом эквиваленте пиковый по сезонности четвертый квартал показал снижение более чем на 25%. А ведь четвертый квартал является весьма показательным: в четвертом квартале курс был наконец стабилизирован на уровне 8400 – 8600 рублей, т.е. эффект девальвации проявился в полном объеме. Этот масштаб спада можно предположить для всего первого кластера (первой группы) на следующий 2012 год.

Retail trade Belarus

Рис. 32. Розничный товарооборот в РБ

 

Казалось бы, цель коррекции дисбаланса постепенно достигается: снижается импорт (пусть и при болезненном ударе по целому кластеру экономики), и отрицательное сальдо уже по итогам 2011 года откатилось на уровень 2007 года (рис.33).

Trade balance Belarus_goods

Рис. 33. Сальдо внешней торговли

 

Сильный спад первого сектора (по нашим оценкам занимает 22% экономики), умеренный спад второго сектора (40%), уверенный рост третьего сектора (33%) и устойчивость четвертого сектора (5%) – что можно сказать об общей картине экономической активности? Можно ли говорить об общем положительном эффекте девальвации для всей системы, если для оценки экономической активности использовать: ВВП, размер внешнего долга, уровень инфляции и уровень процентной ставки?

Analysis of Belarus economy

Таблица 3: Анализ показателей экономики РБ по годам

 

Комплексный анализ позволяет с уверенностью утверждать, что негатив от коррекции торгового баланса оказался слишком велик и, скорее всего, не будет скомпенсирован даже в среднесрочной перспективе. Действительно, по параметрам внешнеторгового баланса экономика Беларуси приблизилась к концу 2007 – началу 2008 года: дефицит торгового баланса составил 9,2% от ВВП против 10% в 2007, а сальдо на конец года снизилось до 5 млрд. (против 4,5 в 2007). Но какой ценой? Внешний долг достиг 60% от ВВП (против 28% в 2007), а размер выплат по долгу составил 5,4 млрд. (против 4 млрд. в 2007). При этом сокращение ВВП ухудшило отношение среднеквартальной нагрузки до исторического максимума в 11,5%. Ставка базового процента в экономике выросла в четыре раза, темпы инфляции – в девять раз.

 

Отдельно следует выделить негативную динамику в заработной плате (рис.34), которая в отличие от показателей торгового сальдо и ВВП «откатилась» еще на целый год назад и составила в долларовом эквиваленте 280 – 300$. Этот пункт становится принципиальным моментом, особенно на фоне функционирования таможенного союза с РФ и скорому переходу к полноценному единому экономическому пространству. Если сравнить среднюю зарплату по Беларуси со средней зарплатой по РФ, то можно говорить как минимум о трехкратном отставании по долларовому эквиваленту. С большей вероятностью это приведет к чрезвычайному усилению оттока рабочей силы в РФ. При этом с одной стороны правительство решает важную для себя задачу – снимает социальную напряженность, которая может проявиться при массовой приватизации, с другой стороны трудовые эмигранты обеспечат приток валюты. Долгосрочные же последствия такой политики хорошо видны по крупным городам Прибалтики, а именно, отсутствие творческого потенциала в бизнесе, стагнация рынка жилья и отток трудоспособного молодого населения.

Belarus wages

Рис. 34. Номинальная начисленная среднеквартальная заработная плата

 

И последний параметр системы на начало 2012 года: снижение вектора в диверсификации рынков сбыта (на фоне усиления интеграции с экономикой РФ). Обратимся к цифрам: 40-45% экспорта Беларуси составляют: нефтепродукты, калийные удобрения и черные металлы (за январь-октябрь 2011 42,6% от общего объёма экспорта). Как видно на рис. 35 в период кризиса спрос на калийные удобрения резко падает – по сути единственный значительный источник валюты, не зависящий от РФ резко сокращается.

 

Этот момент особенно опасен для системы на фоне безальтернативной интеграции с Россией, ведь последняя становится не только главным потребителем белорусского экспорта, но становится «внешним управляющим»: устанавливает отпускные цены для Беларуси на нефть и нефтепродукты, которые регулируют уровень рентабельности экспорта нефтепродуктов. К примеру, за январь-октябрь 2011 года средняя закупочная цена нефти составила 465$, нефтепродуктов – 614$, при этом экспорт нефтепродуктов из Беларуси уже осуществлялся по цене в 805$, что делало убыточным работу ключевой отрасли (большинства предприятий третьего кластера). Если еще добавить регулирование цены на газ, то можно однозначно утверждать: в 2012 году Беларусь является независимым и суверенным государством только де-юре, а де-факто переходит в полную экономическую зависимость от России. При такой зависимости беларуский рубль превращается в производную от российского рубля, причем производная с отрицательной составляющей: для обеспечения конкурентоспособности экспорта рубль должен всегда отставать по темпам своего укрепления в периоды экономического благополучия РФ и должен значительно сильнее девальвировать в периоды экономического спада в РФ. Для этого у правительства остался последний рычаг – эмиссионный.

Belarus export of oil product, potash, iron

Рис. 35. Динамика экспорта нефтепродуктов, калийных удобрений и чёрных металлов

4.3. ПРОГНОЗ НА 2012

Рассмотрим теперь, какие сценарии наиболее вероятны для Беларуси в 2012 году и как новые принципы управления могут корректировать ситуацию в каждом конкретном сценарии.

 

За базовую логику возьмем следующую схему:

  • Ключевые экспортные предприятия Беларуси (третий кластер) не пострадали от девальвации и на начало 2012 года обладают технической базой и квалифицированным персоналом для увеличения выпуска экспортной продукции. Государство будет оказывать полную финансовую поддержку этому кластеру, остальные кластеры будут играть вторичную роль.
  •  

  • Функционирование экономики в рамках экономического союза с РФ уже с первых месяцев 2012 года предоставляет потенциал для существенного увеличения экспорта. Масштаб этого увеличения будет оцениваться через сценарии развития экономики РФ, которые были выделены в предыдущем разделе.
  •  

  • Курс белрубля будет ключевым фактором изменения спроса на экспорт. Очевидно, что правительство будет придерживать курс, не позволяя разогнать скорость его роста больше определенных пределов, но происходить этот процесс теперь будет без былой самоотдачи. Это означает, что НБ пожертвует определенной частью своих резервов для стабилизации локальных колебаний, но больше не станет противостоять фундаментальной коррекции (при сценариях перехода мирового кризиса в острую фазу).
  •  

  • Платежи по ранее взятым кредитам и финансирование отрицательного сальдо будут требовать привлечение капитала. В этом случае будут осваиваться сразу два направления: во-первых, проведение реформ МВФ с целью получения льготных ставок, во-вторых, осуществление самих этих реформ – т.е. массовая приватизация объектов из первого и второго кластеров. Оба этих канала могут оказать существенное наполнение бюджета и золотовалютной «подушки».
  •  

  • Приватизация первого и второго кластеров станет относительно безболезненным процессом, скорее всего, эти объекты поглотятся российскими компаниями.
  •  

  • Значительная разница зарплат в долларовом эквиваленте в рамках экономического союза с РФ с большей вероятностью приведет к трем волнам трудовой эмиграции. Первая волна – когда уезжают наиболее мобильные и активные кадры (молодые специалисты) уже практически закончилась. По оценкам различных ведомств отток специалистов составил от 60 до 300 тыс. человек. Вторая волна по нашим оценкам начнется в середине весны и затронет наиболее важный пласт трудовых ресурсов – профессионалов с большим стажем работы и высокой производительностью. К этой категории можно будет отнести как узких технических специалистов, так и работников широкого профиля, в основном строителей. Серьезный удар может быть нанесен по бюджетным позициям, особенно возможен массовый отток квалифицированного медицинского персонала (разница зарплат в этой сфере по многим позициям превышает четырехкратный порог). Третья волна будет походить на ажиотаж («…как, ты еще не уехал?!..») и «вымоет» из экономики большое количество дешевой и неквалифицированной рабочей силы.
  •  

  • Существенное снижение предложения рабочей силы приведет к резкому падению производительности труда во всех сферах без исключения. Этот фактор может оказать большое значение на стабильность, особенно в ценовом ракурсе – руководство будет пытаться удержать специалистов, поднимая оплату, это будет постоянно сдвигать равновесную цену труда и повышать себестоимость и разгонять инфляцию (прежде всего на внутреннем рынке). В итоге, можно ожидать самоподдерживающуюся спираль постоянной инфляции зарплат и перманентную девальвацию рубля.
  •  

  • В случае сильного роста экспортной выручки экономика сможет удержать ситуацию от скатывания в описанную выше спираль. При наличии устойчивого поступления валюты, повышение зарплат не будет приводить к продолжению девальвации, хотя инфляция будет находиться на высоких уровнях.
  •  

  • Все остальные параметры можно предположить в русле отмеченных ранее трендов, присущих экономике Беларуси: сбалансированный бюджет (риск повышения цен на газ – купирован выгодным договором), формирование благоприятной атмосферы для притока иностранных инвестиций.

Теперь остается конкретизировать базовую логику под возможные сценарии развития мировой экономики и экономики РФ:

 

Сценарий 1: Стабилизирующий экспорт. Сценарий будет реализован в случае, если развитие ситуации в мире будет происходить по эмиссионным сценариям (что соответствует сценариям «С» и «2» для РФ – см. таблицу 2). На фоне президентских выборов в РФ и связанных с этим событием внутренних издержек, бизнес-элита России не будет «наклонять» уязвимую систему Беларуси для агрессивного поглощения активов с помощью экономического рычага.

Economic scenario Belarus 1

Таблица 4: Стабилизирующий экспорт

 

Новые принципы управления экономикой и базовая логика, описанная выше, формируют оптимистический вариант, когда экономика активно восстанавливается, и ключевые индикаторы начинают улучшаться. Напомним, что для сценария «С» и «2» по РФ учитывается прирост импорта в 28% и 10%. В своих расчетах мы предположили, что экспорт из РБ в РФ будет варьировать приблизительно в этих пределах. Рост экспорта и продолжение снижения импорта существенно улучшат отрицательное сальдо. Наполнение бюджета и устойчивый приток валюты позволяет обслуживать долг и удерживать курс от сильных изменений, но высокая инфляция, усиленная «догоняющим» приростом зарплат перманентно создает конвертационный навес, и курс продолжает мягко девальвировать. По причине высокой инфляции уровень процентной ставки сохраняется высоким, хотя и снижается во втором полугодии. Продолжается приватизация всего первого кластера, что дает дополнительный ресурс в бюджет. Через механизм льготного кредитования эти средства будут направлены на наиболее приоритетные программы: в принципе у правительства будет достаточно ресурса, чтобы и курс удерживать неизменным, и сглаживать остроту социальных проблем, связанных со снижением уровня жизни. Но скорее всего мягкая девальвация будет приоритетнее – для дополнительной поддержки экспорта.

 

Сценарий 2: Агрессивное поглощение. Сценарий будет реализован при частичной эмиссии (когда один из регионов США или ЕС пытается отказаться от эмиссии или оттянуть ее на максимально длительный период). Для РФ это сценарии «1, А» – импорт снижается на 10%. Ситуация ухудшается тем, что элиты РФ активно используют возрастающую уязвимость Беларуси для получения контроля над активами из третьего кластера.

Economic scenario Belarus 2

Таблица 5: Агрессивное поглощение

 

Снижение экспорта в РФ существенно ухудшит ситуацию в Беларуси. Эмиссионное решение социальных проблем и активная приватизация позволят правительству контролировать ситуацию, но отток трудового ресурса приобретет катастрофические масштабы. Курс будет девальвировать все возрастающими темпами, при этом в экономике начнет развиваться самоподдерживающаяся спираль рецессии – обслуживание долга станет усугубляющим фактором. Внешняя торговля будет улучшаться, но падение ВВП будет слишком стремительным. В этих условиях активы из ключевого третьего кластера станут главной мишенью для российского капитала.

 

Сценарий 3: Кризисное сжатие. Негативный сценарий, который соответствует А2-сценарию по РФ (неконтролируемому коллапсу в ЕС или США через обрушение одного из системообразующих финансовых институтов и глобальному margin-call во всей мировой финансовой системе по аналогии с 2008 годом)

Economic scenario Belarus 3

Таблица 6: Кризисное сжатие

 

5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

В заключительной части меморандума мы выбираем наиболее вероятный «рабочий» сценарий. Выбор опирается на актуальную банковскую статистику и на три предположения.

 

Статистика:

 

Мировой экономической системе в 2012 году предстоит погасить долговые обязательства на сумму более $7 трлн. (по расчетам Bloomberg). При этом ни один из крупных должников не сбалансировал бюджет, т.е. в дополнение к обслуживанию долга прошлых лет необходимо привлечь деньги на новые, вновь созданные долги государств:

  • Япония: $3 трлн. (дефицит бюджета в 2011 – более 3% ВВП, в 2012 году ожидается тот же уровень, в номинале составит около 160 млрд. $);
  • США: $2,8 трлн. (дефицит бюджета в 2011 – 8,7% ВВП, в 2012 году ожидается 9,2%, что в номинале будет означать сумму близкую к 1,4 трлн. $);
  • Италия: $428 млрд. (дефицит бюджета в 2011 — 4% ВВП, в 2012 году оптимистичные ожидания 3%, или 54 млрд. $);
  • Франция: $367 млрд. (дефицит бюджета в 2011 году – 5,5% ВВП, в 2012 году ожидается снижение до 4% или до 100 млрд. $);
  • Германия: $285 млрд. (дефицит бюджета в 2011 – 1% ВВП, в 2012 ожидается тот же уровень, что в номинале составит приблизительно 35 млрд. $);
  • Канада: $221 млрд. (дефицит бюджета в 2011 – около 2% ВВП, в 2012 ожидается тот же уровень, что в номинале составит приблизительно 30 млрд. $).

Сам по себе размер долга прошлых периодов не является чем-то чрезвычайно опасным, даже когда его уровень составляет значения эквивалентные и большие чем ВВП страны. Долг можно сравнить с ипотечным кредитом для семьи, чей годовой бюджет – и есть ВВП. Если семья трудится, следит за своим здоровьем и не позволяет излишние траты, то кредит выплачивается точно в срок и банк может пойти на встречу в случае неожиданных форс-мажорных обстоятельств. Но если семья вместо экономии наращивает свои расходы и каждый месяц вынуждена одалживать деньги у соседей, то вероятность благополучной расплаты по долгам начинает снижаться, а привлекать деньги у соседей становится все тяжелее.

 

Предположения:

  1. Макроэкономические регуляторы в каждом из регионов не допустят действий, которые даже гипотетически могут вызвать переход процессов в неконтролируемый режим.
  2.  

  3. Приоритет в управлении будет отдаваться тем рычагам, которые позволят гарантировать сохранность и устойчивость системы, пускай даже ценой существенного ухудшения многих ее параметров (прежде всего социальных).
  4.  

  5. Оппозиционные политические силы будут использовать любое ухудшение социального уровня для получения большего доверия населения. Со временем это может привести к приходу к власти радикальных политиков, готовых взять на себя ответственность за более жесткие экономические реформы и вынудить экономические регуляторы действовать рискованно. Однако мы сомневаемся, что диапазона в один год будет достаточно для таких сильных изменений в политическом устройстве регионов (при условии, что все ухудшения будут контролируемыми и растянутыми во времени).

Иными словами, все действия регуляторов в 2012 году будут направлены не на то, чтобы избежать экономического ухудшения в своих регионах (в текущих условиях безболезненного варианта решения проблемы долгов нет), а на то, чтобы сделать ухудшение максимально плавным, без резких, шоковых потрясений.

 

Очевидно, что сегодня наиболее приемлемым способом управления выглядит эмиссия: как в США, так и в ЕС. Мы уверены, что в 2012 году этот процесс будет синхронизироваться регуляторами, т.е. «накатывать» волнами – то со стороны ФРС, то со стороны ЕЦБ (в зависимости от остроты проблемы).

 

Поэтому основным, рабочим сценарием мы выбираем сценарий, где сочетаются инфляционная пульсация по США (максимум – осенью перед выборами президента) и постепенно нарастающая эмиссия по ЕС.

 

Параметры этого сценария были оценены выше: среднегодовая цена нефти 107 – 115 (начало года – около 100, конец года около 130), российский рубль 28 – 32, импорт +10% к 2011.

 

Для Беларуси, это будет означать движение по сценарию стабилизирующего экспорта, но ближе к нижним границам, т.е. инфляция к концу года выйдет за 20%, зарплаты вернуться к уровню в 400$, рост внешнего долга остановится и, даже возможно его некоторое сокращение (в рамках краткосрочной его части). Сальдо торгового баланса будет ниже 4 млрд. а курс белрубля достигнет отметки близкой к 10 000, хотя в начале года (до старта посевной компании) возможно его укрепление до 7600 – 8000 рублей за доллар).

 

В дальнейшем мы планируем ежеквартально проводить небольшой дополнительный анализ и корректировать либо выбор сценария, либо сам набор сценариев, уточнять параметры траектории для Беларуси.

 

Авторы:

 

The authors

 


Подписаться на рассылку

RSS

8 комментариев на “Меморандум 2012! Обзор экономической ситуации и основные сценарии развития в США, Еврозоне и России. Прогноз развития экономики Беларуси на 2012 год.”

  1. Смело однако! Но печально!!
    Факты бьют в лицо, а делать то че???

    А вот скажите, в такой ситуации возможен рост предпринимательства в Белоруссии?

    И еще как такая ситуация повлияет на недвижимость, точнее ее цены?

    • Igor:

      Екатерина, рост предпринимательства возможен в любой ситуации, многое зависит от того, кто занимается предпринимательством и в какой сфере он работает.

      Рынок недвижимости мы не изучали, поэтому давать какие-то комментарии будет неуместно. Это отдельный достаточно обширный вопрос.

  2. Спасибо за ответ Игорь!
    И еще, а с чего вы взяли что люди настолько массово поедут за границу. Мне кажется вряд ли — у них на это просто не хватит средств. А вот что касается медиков, вполне возможно — перейти на большую зарплату в частные клиники было раньше вариантом, но сейчас и в частных зарплаты не ахти ( цены на медицинские услуги контролируются госуд.)

    • Igor:

      Пожалуйста.
      Отток трудоспособного населения — это некий паттерн поведения, который в той или иной степени срабатывает при резком падении заработных плат, не нужно обладать какими-то серьёзными средствами, чтобы уехать в Россию.

  3. Ну да про Россию я и не подумала, как то она со словом «заграница не ассоциируется»

  4. Юрий:

    Скажите пожалуйсто не повториться ли апрельское отсутствие валюты в связи с тем что снижая ставку рефинансирования население снимая бел. руб. опять кинется в $.Я имею в виду хватит ли средств у государства на поддержания курса и наличия $ при условии если им ни чего не удасться продать и привлечь сторонних денежек. Спасибо.

    • Igor:

      Средств у государства естественно не хватит если начнётся массовый ажиотаж, при этом крупные финансовые организации, имеющие на балансе большие запасы белорусской валюты также могут серьёзно повлиять на ситуацию.

  5. Какой Ваш прогноз на золото? Исходя из вашего прогноза,я понял что оно будет расти в цене или я ошибаюсь?

Оставить комментарий